Вход Регистрация
  • Главная
  • Содержание
  • Библиотека
  • Галерея
  • Обратная связь
  • Подписаться
  • форум

  • Глава 8
     
    Глава 8

     

    Кстати ты заметил, что Фло уже не так походит на ожившую мумию из египетского музея? – спросил Мариано с улыбкой.
    Я взглянул на кота и вспомнил на что он был похож, перед тем как мы покинули замок. Сейчас он выглядел гораздо лучше.
    – И о чем же это говорит? – спросил я.
    – О, о многом. Видишь ли, твой пушистый друг отражает состояние твоей жизненной силы.
    Я вновь взглянул на Фло, который безмятежно дремал на каминной полке, помахивая иногда облезлым хвостом.
    – Дело в том, – сказал Мариано, – что из-за того, что большинство людей стремятся постоянно ублажать чувство собственной важности их тональ и нагваль начинают отдаляться друг друга, что приводит к истощению жизненной энергии их души.
    Подкинув в камин немного дров, я спросил, почему же люди так сильно подвержены всему этому.
    – Ну змей же обещал Еве, что она с мужем станут как боги знающие добро и зло, - ответил Мариано. - Надо было ей только уточнить, что это за боги, – добавил он с усмешкой.
    – А что бывают разные? – спросил я, вновь устроившись в своем кресле.
    – Еще как, но обычно их делят всего на две категории, – улыбнулся Мариано. – Собственно когда в этом ветхозаветном диалоге змей говорит Еве фразу «будете как боги, знающие добро и зло», (1) он как раз и указывает на их определенную группу. Ведь если я скажу, что посвятив долгое время каратэ, ты будешь как Джеки Чан, я же не имею в виду, что ты физически превратишься в него. Я лишь хочу сказать, что в результате этих занятий ты приобретешь некие навыки, которые сделают из тебя отличного каратеиста. Поэтому змей не обещал Еве, что она с Адамом станут богами, иначе бы он и сказал что-то вроде «и вы будете богами, познав добро и зло», а имел в виду лишь то, что люди обретут некое свойство присущее этим существам. И в чем же ты думаешь, заключается эта великая сверхспособность ставшая непреодолимым искушением для наших первопредков? Индульгирование – вот ведь редкостная удача! – воскликнул Мариано. – А что же ты думал с ними такого произошло, что они начали переживать о своей наготе, о существовании которой они до этого даже не подозревали?
    Улыбнувшись, он сказал, что раз индульгирование сделало Адама и Еву подобным неким богам, о которых говорил змей, значит и эти таинственные боги тоже индульгируют.
    – Если проще то змей имел в виду богов, которые не устояли в истине и начали индульгировать в мнимой свободе, то есть тех, кого люди обычно называют демонами. Так что в итоге получилось как в поговорке – с кем поведешься, от того и наберешься, – усмехнулся Мариано.

    Продолжив свою историю, он сказал, что в древнеиндийских мифах встречается одно странное противоречие, согласно которому Дакша, будучи отцом Адити, является одновременно и ее сыном.
    – Однако объясняется оно на самом деле просто. Дело в том, что один из двенадцати сыновей Адити просто является воплощением Дакши. Им является Тваштри, который подобно Дакше создает тела для живых существ, из-за чего в древнеиндийских преданиях его называют обладателем сосудов, из которых боги пьют амриту. Упомянул же я об этом не случайно. Дело в том, что в индуизме первые люди – Яма и Ями считаются детьми Вивасвана – богом, который также является сыном Адити. Собственно о том же самом говорят и легенды зороастризма, где отцом первых людей – Йимака и Йимы выступает Вивахвант, который также как Вивасван и не является главным божеством в этой религии. Так вот если представить, что в библейской истории о сотворении людей на самом деле также описывается Вивасван, которого религиозные взгляды людей просто превратили в Бога-Абсолюта, то становится понятно, почему Бог между делом употребляет множественные местоимения. Просто говоря о том, что Адам, познав добро и зло, стал как один из Нас, (1) Вивасван намекает на одного из своих братьев Адитьев – Тваштри, главная отличительная черта которого стала теперь присуща перволюдям.
    Продолжив свою историю, Мариано сказал, что сознавала Ева или нет, но истинное искушение состояло не в обещании стать некими богами, а в том, чтобы обрести свободу, которая присуща этим богам.
    – Это было предложение освободиться из рабства, которое на деле оказалось мнимым рабством, точно также как и мнимой оказалась эта свобода. На примере нашего организма она означает превращение в раковую клетку, которая совсем не стремится бескорыстно исполнить свой долг и через несколько дней умереть, а действует лишь ради своего благополучия. Плод с древа познания добра и зла даровал Адаму и Еве не какое-то великое знание, а способность оценивать все происходящее с позиции является ли это плохим или хорошим для собственного обособленного существа. Конечно, с материальной точки зрения все это действительно может показаться обретением свободы. Однако такая привязанность к своей сущности фактически превращает человека в ее раба, который ставя превыше всего свои собственные интересы, постоянно бегает за тем, в чем видит для себя благо и наоборот стремится избежать того, что сулит неприятности его обособленному существу, все глубже погружаясь в суету двойственности. Поступая так, мы делаем то же самое чем в свое время отличился сатана, фактически следуя его учению.
    Действуя подобным образом, существо вредит своей душе, поэтому в библейском тексте Бог или Вивасван и предупреждал Адама, говоря, что если тот съест плод от древа познания добра и зла, то это приведет его к смерти. Правда змей, искушая Еву, говорил обратное и, съев запретный плод, Адам и Ева физически действительно не умерли. Однако это не означает, что Вивасван сказал неправду, просто он говорил не о разрушении материального тела как змей, а о гибели духовной сути, которая является источником жизни всех существ. Иисус не зря называл сатану человекоубийцею, ибо Адам и Ева, отведав запретный плод, так же как и когда-то Люцифер, привязались к своему материальному воплощению, что привело к нарушению равновесия между их тоналем и нагвалем и истощению связующей их жизненной силы, что с этого момента стало свойственно всем человеческим существам.
    Мариано спросил, обращал ли я когда-нибудь внимание на то, как изображается одежда, в которой ходил Иисус Христос. Сбитый с толку его вопросом я сказал первое пришедшее мне в голову, то есть про белый цвет одежды.
    – Не совсем так, – улыбнулся он. – Обычно Его верхняя одежда – гиматий изображается синей, а хитон – красной и только при преображении Его одежды сделались белыми, как свет. Дело в том, что Иисус, совершив абсолютное самопожертвование, в лице человека победил привязанность к своему материальному телу, восстановив тем самым утраченное равновесие между тоналем и нагвалем, как написано:

    «Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (2)

    – Это и показано символически в Его двухцветной одежде, где синяя одежда является символом материальной формы и порядка, а красная – нагваля и хаоса. Так же как синий и красный цвет содержатся в белом и являются следствием его разложения, так и эти два противоположных аспекта Силы при соединении и взаимоуравновешивании преобразуются обратно в гармонию изначального Света.

     

    (1) Подробнее см. Библия / Ветхий Завет / Бытие / Глава 3

    (2) См. Библия / Новый Завет / Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла / Глава 15

     

    <<->>
     
     
    Бесплатный хостинг uCoz
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
    © Первоцвет 2013 - 2045