Вход Регистрация
  • Главная
  • Содержание
  • Библиотека
  • Галерея
  • Обратная связь
  • Подписаться
  • форум

  • Глава 14
     
    Глава 14

     

    – Опять клюет! – закричал Мариано, вытаскивая очередного «пескарика».
    У меня же было по-прежнему пусто, хотя я вроде бы делал все то же самое что и он. Положив пойманную рыбу в ведро, Мариано взял мою удочку и, внимательно осмотрев ее, пожал плечами. Поймав новую «креветку» он насадил ее на крючок своей удочки и отдал мне ее.
    – Однако, хотя люди и живут в состоянии разделенности, – продолжил он свой рассказ, – тем не менее, живое существо, если оно конечно не терминатор или обладающий искусственным разумом холодильник, не может обходиться без своего нагваля и поддерживать при этом свое существование. Все мы должны попеременно находиться и в тонале и в нагвале, дабы поддерживать тот баланс, который обеспечивает нас жизненной энергией.
    Мариано сказал, что засыпая, каждый человек останавливает свой внутренний диалог, благодаря чему во сне его точка сборки и теряет свое фиксированное положение, начиная перемещаться по светящейся сфере.
    – Так как это является главным условием для функционирования нашего нагваля, – улыбнулся он, – то можно догадаться, что в действительности состояние сна является переходом из нашего материального тела в его энергетического двойника. Если человек, страдая бессонницей, нарушает эту гармонию, то жизнь очень быстро становится ему не мила, ибо можно не пить и не есть пару дней, но попробуй вообще не спать в течение двух суток и ты поймешь, что я имею в виду. Собственно из-за того, что по своему размеру нагваль в два раза меньше светящейся сферы материального тела, мы обычно и пребываем в нем, то есть спим, также в два раза меньше чем бодрствуем, – добавил Мариано.
    Продолжив свою историю, он сказал, что в период бодрствования, когда функционирует наш тональ и точка сборки находится в фиксированном положении, свечение осознания человека находится на правой стороне его светящейся сферы и зафиксировано на ее поверхности.
    – Такое состояние свечения осознания, в котором формируется наше обыденное мировосприятие, видящие называют первым вниманием, правосторонним осознанием или просто правой стороной. Когда же мы засыпаем, и наша точка сборки приходит в движение, то начинает светиться левая сторона светящейся сферы, причем свечение осознания погружается вглубь, так как становится активным находящийся внутри нагваль. Это состояние осознания видящие назвали вторым вниманием или левосторонним осознанием. Из-за того же, что первое внимание принадлежит материальному телу, а второе его энергетическому двойнику видящие также называют их вниманием тоналя и нагваля. (1)
    Однако главная проблема в том, что у большинства людей почти не остается свободной энергии, которая могла бы задействоваться вторым вниманием. Ведь если б это было так, мы бы могли управлять своим энергетическим двойником ничуть не хуже, чем материальным телом. Происходит же это потому, что из-за нашей привязанности к тоналю первое внимание, в котором он функционирует, потребляет все свечение осознания, которым обладает человеческое существо. Из-за этого мы и не можем управлять своим нагвалем, ибо для этого у нас, в прямом смысле слова, не хватает осознания.
    Мариано сказал, что по тому насколько легко мы можем управлять своим материальным телом и той бессвязной кутерьмой происходящей, когда мы пребываем в нагвале, очень легко увидеть дисгармонию между частями нашей целостности.
    – Собственно по этой причине, а также из-за того что нагваль подчиняется своим собственным законам, мало походящим на тот порядок, с которым имеет дело наш тональ, мы привыкли называть промежуток времени нахождения в нем просто снами. Тем не менее, всегда были люди, которые отчасти умели управлять своим нагвалем, что становится ясно из всех тех историй, в которых, так или иначе, описывается возможность перемещения вне своего тела. Это же касается и древних видящих, которые обучаясь контролю над своим нагвалем, назвали эту практику сновидением.
    Продолжив, Мариано сказал, что такое название в полной мере отражает тот путь, благодаря которому человек учится управлять своим энергетическим двойником.
    – Древние видящие выяснили, – сказал он, – что наше первое внимание тратит такое огромное количество энергии именно на индульгирование. Поэтому начав с ним бороться, человек не только начинает восстанавливать гармонию между своим тоналем и нагвалем, но также высвобождает часть энергии, которая может быть задействована его вторым вниманием. Если человек усерден на этом пути, то рано или поздно это приводит к тому, что в один прекрасный день, точнее наверно ночь, он осознает себя в одном из своих снов и получает возможность некоторое время действовать в нем по своему усмотрению, обретая тем самым кратковременный контроль над своим нагвалем. С накоплением энергии продолжительность этого времени увеличивается, а также может произойти то, что человек начнет осознавать себя не в коллизиях своих снов, а в собственной комнате или том месте, где он уснул, получая возможность полюбоваться со стороны на свое мирно спящее материальное тело.
    Мариано заметил, что так же как и тональ формирует видимое нами материальное тело, так же и нагваль, даже в самых обычных снах, принимает какую-либо форму обычно сходную с нашим обликом.
    – Занимаясь практикой сновидения и совершенствуя контроль над конфигурацией, которую принимает нагваль во сне, видящие впоследствии назвали ее телом сновидения. Научившись же контролировать свой нагваль в сновидении, они могли использовать его и в бодрствующем состоянии, создавая, по сути, копию своего тела, которую они называли дублем, двойником или другим. (2) В других же философских системах нагваль и принимаемую им форму также называют астральным телом, а особенное восприятие мира, возникающее в сновидении – астралом.
    Продолжив, он сказал, что умирая, мы также оказываемся в своем нагвале и испытываем подобные состояния с тем лишь отличием, что нам приходится проходить процедуры связанные с воздаянием за грехи и обретением нового тела.
    – Мы так же можем обнаружить себя около своего мертвого тела, над которым плачут наши родственники, а мы, не понимая в чем дело, пытаемся уверить их, что с нами все в порядке. Однако нагваль не имеет материальной массы, являясь невидимым призраком, который свободно проходит сквозь любые материальные объекты, в том числе и сквозь наших бедных родственников, – улыбнулся он. – Иногда нагваль оставшийся без тела не сразу проходит процесс реинкарнации и человек в таком состоянии бродит по знакомым ему местам. Некоторые люди ощущают или даже видят подобные сущности, порождая разнообразные истории о духах и привидениях.
    Мариано сказал, что вслед за этим наступает черед процесса очищения, которое заключается в восстановлении гармонии между тоналем и нагвалем существа, ибо только в таком состоянии оно вновь может вернуться к Орлу.
    – И как это происходит? – спросил я.
    Мариано улыбнулся и сказал, что так же как человек при жизни постоянно нарушал равновесие в пользу своего тоналя, так в этот период происходит обратный процесс, в ходе которого пальма первенства переходит к нашему нагвалю.
    – Представь себе живую ветвь дерева, как пример целостности тоналя и нагваля, – сказал он. – Когда из-за индульгирования эти начала в ней начинают отдаляться, истощая соединяющую их вибрирующую Силу, то тональ ветви постепенно превращается в сухую безжизненную деревяшку. Теперь подумай, во что же при этом должен превратиться ее нагваль?
    Я сказал, что так сразу трудно сообразить.
    – Хорошо, я помогу тебе, – вновь улыбнулся он. – Представь себе нагваль как квинтесенцию разрушения стирающего все на своем пути в порошок. Что первое тебе приходит в голову?
    Какая-то волна пробежала по моему телу, и что-то буквально выдавило из меня одно слово:
    – Пекло.
    – Правильно, – сказал Мариано и похлопал меня по плечу. – Теперь представь, что происходит, когда во власть этого пекла попадает сухая ветка, и ты поймешь на что похоже это очищение. Так что если ты всю жизнь не приглашал на праздник Шиву, то конечно он будет в очень большой ярости, – подмигнул он.
    Продолжив свою историю, Мариано сказал, что совершенствуясь в искусстве сновидения, древние видящие сделали еще одно удивительное открытие.

    – Как ты помнишь, окружающий нас мир формируется благодаря прохождению определенных эманаций через точку сборки находящуюся в определенном положении на нашей светящейся сфере. Дело в том, что сдвигая ее из привычного положения в сновидении, мы можем не просто собирать другие энергетические поля в некие замысловатые картинки, существующие только благодаря нашей энергии. На самом же деле в пределах нашей светящейся сферы существуют сотни точек, сдвигаясь в которые наша точка сборки может сформировать миры, которые порождают энергию также как и наш. Их главное отличие в том, что они не являются простым порождением нашей фантазий, а так же реальны, как и тот мир, в котором мы сейчас пребываем, но в разной степени отличающиеся от него, ибо для их восприятия задействуются совершенно иные энергетические поля. Все эти миры находятся не просто в других местах нашей Вселенной, а в том, что обычно называют параллельной реальностью или измерением. Видящие утверждают, что мир, который мы считаем единственным и незыблемо абсолютным, является лишь одним из множества параллельно существующих миров, которые пронизывают друг друга и организованны наподобие того, как располагаются слои в луковице.
    Мариано сказал, что контроль, обретаемый сновидящим над своими снами, видящие назвали вниманием сновидения, которое развиваясь и превращается во второе внимание, находясь в котором можно посещать и осознавать иные миры.
    – Развивая искусство сновидения, толтеки научились путешествовать по отдаленным неведомым мирам, рисунки и карты которых иногда можно найти в древних руинах их городов. Также они открыли возможность перетягивания своего материального тела в любое место, в котором находится их нагваль. С этим как раз связаны истории о телепортации или перемещениях на большие расстояния в одно мгновенье. Заключаются же они в том, что сновидящий переходит в своего двойника которого, благодаря его свойствам, может мгновенно отправить в любое известное ему место в этом, либо каком другом мире. После этого сновидящий просто решает проснуться именно в этом месте, а не там где оставил свое материальное тело. Так толтеки оказывались полностью в тех мирах и даже могли забирать туда с собой множество других людей, одновременно сдвигая их точки сборки. Развивая внимание сновидения, каждый может добиться подобных результатов, однако, прежде всего этого каждый сновидящий должен пройти еще через одну стадию.

     

    (1) По этой причине первое и второе внимание в книгах Кастанеды иногда называются просто тоналем и нагвалем. Также в общем смысле тоналем называют восприятие мира формируемого при помощи первого внимания, а нагвалем – энергетическую основу мироздания и особое восприятие реальности, формируемое при помощи второго внимания. В этой книге под тоналем и нагвалем понимается только внешняя оболочка светящейся сферы, воспринимаемая в виде материального тела и находящийся внутри нее энергетический двойник

    (2) В книгах Кастанеды под двойником иногда подразумевается не нагваль, а вся светящаяся сфера. Особенно это характерно для книги Тайши Абеляр «Магический переход»

     

    <<->>
     
     
    Бесплатный хостинг uCoz
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
    © Первоцвет 2013 - 2045