Вход Регистрация
  • Главная
  • Содержание
  • Библиотека
  • Галерея
  • Обратная связь
  • Подписаться
  • форум

  • Глава 13
     
    Глава 13

     

    – Как потомственный рыбак, я просто обязан научить тебя ловить рыбу, – сказал Мариано.
    – Не очень-то ты похож на рыбака, – заметил я с усмешкой.
    – Что ж, ты не первый кто мне об этом говорит, – ответил он и засмеялся.
    В середине дня ко мне снова наведался Мариано. Он сказал, что сегодня просто отличный день для рыбалки и предложил отправиться к озеру.
    – Даже не скажешь, что сейчас середина апреля, – сказал я, – по мне так середина июня.
    – Что поделать, – усмехнулся он, – глобальное потепление.
    Мариано заявил, что знает одно прекрасное местечко, которое отлично подойдет для этих целей.
    – Собственно все необходимое там уже есть, – заверил он меня, – так что можем отправляться в путь.
    Углубившись в лес, мы шли по одной из тропинок, которая петляя, спускалась вниз к озеру. Я сказал, что уже довольно давно не видел Фло и, хотя он и раньше исчезал неведомо куда на продолжительное время, я начинаю за него беспокоиться.
    – Это лишнее, – сказал Мариано ободряющим тоном. – С ним все в порядке, он, скажем так, сейчас в гостях у Миры.
    – И что он у нее делает?
    – Кто его знает, наверно тоже играет с ней в котоматрицу.
    Вскоре мы спустились к озеру, и не спеша пошли вдоль берега.
    – Вот и добрались, – сказал Мариано, указав рукой на неприметное среди растительности отверстие пещеры.
    Зайдя внутрь, первым, что я увидел, была старая лодка, лежащая недалеко от входа. Как и обещал Мариано, который тем временем высматривал что-то на берегу, под ней оказалось пара довольно неплохих удочек и немного помятое ведро.
    – Что я говорил, – сказал он, когда я вернулся к берегу.
    – Ищешь подходящее место? – спросил я, наблюдая за его действиями.
    Он молча кивнул и, поворошив ногой песок, поддел носком какую-ту ржавую железяку.
    – Смотри-ка! – сказал Мариано, рассматривая свою находку, – похоже на настоящую пиратскую саблю.
    – Здесь что жили пираты?
    – Нет, скорее партизаны, – ответил он с какой-то хитрой улыбкой.
    Мариано воткнул саблю в песок и, взяв у меня ведро, зачерпнул из озера воды. Я тоже начал осматриваться, дабы не обнаружить какую-нибудь алебарду своей пятой точкой. Наконец устроившись, я сказал, что до этого дня был на рыбалке всего пару раз, но все же думаю, что в этом нет ничего особо сложного. Мариано ответил, что дело это только кажется простым, однако чтобы поймать действительное что-то стоящее, нужно основательно потрудиться.
    – А как мы будем ловить рыбу без приманки? – спросил я.
    – С помощью этого, – сказал он, схватив рукой что-то около себя.
    – Что это такое? – спросил я, разглядывая маленькое существо в его руке.
    Мариано тоже осмотрел свою находку и с улыбкой предложил называть это «прыгающей креветкой».
    – А я думал, что креветки водятся только в море, – сказал я.
    – Они везде водятся, да и к тому же это место является островом, а озеро, находящееся в его центре, соединяется с океаном рекой.
    Мариано нарисовал на песке неровный овал и, указав на его северную часть, сказал, что в этой части острова, далеко отсюда находятся горы, из которых и берет свое течение река.
    – До этого места ее движение очень бурное, однако здесь она впадает в озеро на западном берегу которого располагается твой замок, – сказал он нарисовав внутри овала небольшой круг. – Выходя же из него, течение реки становится слабым, и она медленно течет пока, наконец, не достигает океана.
    Мариано улыбнулся и сказал, что таково же и течение реки нашей жизни, которая вначале бурля, после какого-то момента обычно теряет свою силу и потом медленно и монотонно доходит до старости.
    – Нашу душу можно сравнить с водой этой реки, – сказал он, – а берега с событиями жизни и нашей судьбой. Когда же река достигает океана, то с водой ничего не происходит, разве что она избавляется от всего того, что собрала по течению. Однако испаряясь на солнце и собираясь в облаках вода, рано или поздно, проливается где-то дождем и устремляется в новый путь к своему источнику. И так по кругу до бесконечности.
    Сделав небольшую паузу, Мариано напомнил о том, что то, что мы называем смертью является лишь разрушением тоналя, формирующего нашу материальную оболочку, тогда как истинное живое существо продолжает свое путешествие, находясь в тонком теле – нагвале.
    – Некоторым йогам и древним видящим в том числе, – сказал он, – было известно, что совсем не обязательно дожидаться смерти, чтобы обрести контроль над своим энергетическим двойником – нагвалем. Они знали, что до рождения человеческого ребенка, пока он еще находится в чреве матери, его тональ и нагваль являются единым целым. Начинают же они разделяться только после рождения, так как индульгируя мы начинаем все больше отдавать предпочтение лишь одной из частей нашей целостности – тоналю. В результате этого мы начинаем ассоциировать себя только со своим материальным воплощением и страстно привязываемся к нему, что постепенно приводит к забвению нагваля и почти полной потере контроля над ним.
    Мариано перестал говорить и начал сосредоточенно следить за поплавком.
    – Кажется что-то есть, – сказал он и начал наматывать катушку.
    Вскоре из воды им была извлечена странного вида рыбина похожая на маленькую беззубую чешуйчатою акулу.
    – Что это такое? – спросил я.
    Мариано оглядел свою добычу и, сказав: «Наверно редкий вид пескарика», бросил ее в ведро.
    Продолжив свой рассказ, он пояснил, что в нашей светящейся сфере есть особое энергетическое образование, от которого зависит активность тоналя или нагваля, которое видящие назвали точкой сборки.
    – По своему размеру и форме, – сказал Мариано, – она напоминает теннисный мяч и с точки зрения материального тела у большинства людей находится позади правой лопатки на расстоянии вытянутой руки. Особая важность точки сборки заключается в том, что она имеет ключевое значение для процесса, в ходе которого чистая энергия превращается в материальный мир, который мы воспринимаем. Как я уже говорил, с точки зрения энергии Вселенная представляет собой бесконечное множество вибрирующих светящихся волокон обладающих осознанием. Множество этих волокон проходят через точку сборки, которая превращает их энергию в сенсорные данные для наших органов чувств. Она же, в соответствии с определенной программой, производит окончательную интерпретацию этих данных, итогом которой является привычное восприятие окружающего нас мира. (1)
    Мариано сказал, что, так как источником всех светящихся линий является Орел, то видящие также называют их эманациями Орла.
    – Наша светящаяся сфера, – сказал он, – также состоит из эманаций Орла, которые отделены от остальных эманаций Вселенной лишь ее границами. Из взаимодействия внутренних и внешних энергетических полей и формируется наше восприятие, однако в нем участвуют только те эманации, на которые распространяется яркое свечение окружающее точку сборки. Благодаря Намерению между этими внешними и внутренними эманациями осуществляется и поддерживается взаимная настройка, в результате которой они также начинают ярко светиться. Это сверхинтенсивное свечение эманаций, с точки зрения энергии, и является нашим осознанием окружающего мира.
    Продолжив, Мариано сказал, что из-за того, что точка сборки постоянно находится в строго определенном положении, которое одинаково для всех людей, через нее всегда проходят одни и те же светящиеся волокна, постоянная интерпретация которых и обеспечивает всем нам одинаковое восприятие реальности.
    – Однако видящим, благодаря своим практикам, удалось выяснить, что фиксированное положение точки сборки, в котором она находится, не является окончательным. Они узнали об этом, наблюдая при помощи видения спящих людей. Дело в том, что когда человек находится в бодрствующем состоянии, его точка сборки действительно находится на одном и том же месте, однако когда мы засыпаем, она теряет свое фиксированное положение и начинает перемещаться по светящейся сфере. Из-за этого смещения через точку сборки начинают проходить совершенно иные энергетические поля, чем те которые используются для формирования нашего повседневного мира. В результате этого в своих снах мы наблюдаем самые непостижимые картины, которые, из-за постоянного движения точки сборки, постоянно меняются и перетекают друг в друга как в калейдоскопе.

    Мариано сказал, что продолжая свои изыскания, древние видящие также установили причину жесткой фиксации точки сборки в бодрствующем состоянии, заключающуюся в постоянном ведении внутреннего диалога.
    – Дело в том, что ее фиксация в строго определенном положении является необходимым условием для функционирования нашего тоналя. Однако если человеку удается остановиться внутренний диалог его точка сборки приходит в движение, благодаря чему становится активным его нагваль. Тем не менее, как я уже и говорил, обретение контроля над своим энергетическим двойником возможно только лишь благодаря борьбе с чувством собственной важности. Собственно большинство необыкновенных способностей йогов и святых заключаются в том, что благодаря подобной практике, они достигают гармонии между своим тоналем и нагвалем. То же самое видение осуществляется именно с помощью нагваля, так как именно он воспринимает глубинную сущность любого явления, игнорируя внешнюю мишуру. Благодаря нему можно видеть человека, как говорится, насквозь, то есть знать его мысли, прошлые поступки и вообще видеть, что он собой представляет и чего хочет. (2)
    Мариано пояснил, что многие маленькие дети видят как раз благодаря тому, что еще толком не умеют разговаривать сами с собой, из-за чего их точка сборки не имеет постоянного положения и постоянно перемещается, поддерживая активность их нагваля.

    - Именно нагваль обеспечивает необходимую скорость нашему восприятию, благодаря чему оно и становится способно уловить отблеск текучего мира, то есть наблюдать сами энергетические поля образующие Вселенную. Правда происходит это только при более значительном сдвиге точки сборки, благодаря чему останавливается процесс, в ходе которого она интерпретирует чистую энергию в данные необходимые для восприятия окружающего нас мира. (3) Однако стоит понимать, что видение самих энергетических полей, за исключением тех, что образуют светящуюся сферу живых существ, является очень опасной вещью. Дело в том, что увеличение скорости восприятия легко может привести к разрушению тоналя, в то время как нагваль просто сливается с внешними эманациями, в результате чего человек сгорает в том, что древние видящие назвали огнем изнутри.

     

    (1) Поэтому видящие и назвали ее «точкой, где собирается восприятие» или просто «точкой сборки»

    (2) Особые способности, обретаемые человеком благодаря видению, также иногда называют «раскрытием третьего глаза»

    (3) В книгах Кастанеды достижение подобного состояния называется «остановкой мира»

     

    <<->>
     
     
    Бесплатный хостинг uCoz
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
    © Первоцвет 2013 - 2045